Шахматы в Балаково
О сайте Новости Расписание занятий Наши партнёры и меценаты Контакты

Театр Каиссы


В 1972 году на сцене Ленинградского театра комедии была поставлена (впервые в Советском Союзе) сатирическая комедия Бернарда Шоу «Тележка с яблоками», которую автор назвал «Политической экстраваганцией». В этой пьесе, представляющей собой едкую сатиру на буржуазно-парламентскую систему Великобритании, главный герой, король Магнус, ведет непрерывную и рискованную игру со своими политическими противниками — министрами. В этой игре каждая сторона пытается «опрокинуть тележку с яблоками», то есть разрушить замысел врага. В свойственной ему парадоксальной манере убежденный республиканец Шоу делает короля единственным положительным героем пьесы. Смысл парадокса в том, что в условиях всеобщей коррупции и постоянной охоты за голосами избирателей разум и человечность способен сохранить лишь тот, кто может позволить себе не быть наемником монополистического «Ремонтного треста» — главного финансиста продажных политиканов и фактического хозяина страны.

Стремясь подчеркнуть превращение политической жизни буржуазного государства в игру, режиссер-постановщик В. Голиков решил использовать шахматы в качестве дополнительного элемента, сливающего воедино разные стихии спектакля. На сцене была установлена демонстрационная доска, и секретари короля, усевшиеся около первого ряда, время от времени переставляли фигуры, обмениваясь между собой комментариями. Один из авторов этой книги, приглашенный в качестве консультанта, предложил для иллюстративного материала партию Чигорин — Давыдов, сыгранную в Петербурге в 1874 году.

Королевский гамбит Чигорин — Давыдов

1. е4 е5 2. f4 ef 3. Kf3 g5 4. Cc4 g4 5. 0—0 gf 6. ФАЗ Если режиссер Голиков внес шахматный элемент в театральную постановку, то гроссмейстер Бронштейн одно время выдвигал идею своеобразной «театрализации» шахматных соревнований. Он предлагал, например, чтобы каждый тур имел свой определенный репертуар: сегодня — защита Грюнфельда, завтра— испанская партия и т. д. «Чтобы, выходя из зала,— пояснял Бронштейн, — квалифицированный зритель мог сказать, обращаясь к своей спутнице: «Давно уже мне не доводилось видеть Грюнфельда в таком прекрасном исполнении».

Число прочтений: 1727

Назад