Шахматы в Балаково
О сайте Новости Расписание занятий Наши партнёры и меценаты Контакты

Шерлок Холмс спасается от мата


Если в произведениях Конан Дойла шахматы упоминаются лишь вскользь, то некоторые другие представители детективного жанра подчас превращают их в составную часть сюжета. Особенно искусно это удалось сделать английскому писателю Раймонду Аллену в рассказе «Счастливое решение», написанном в 1916 году.

Во время шахматной баталии между сэром Джеймсом Уинслейдом и лордом Чартом, которая развертывается в кабинете Уинслейда и в которой хозяин дома дает партнеру вперед ферзевую ладью, из сейфа в кабинете исчезает банковский билет в 1000 фунтов стерлингов. Подозрение падает на секретаря Уинслейда, Гилберта.

Правда, ни один из партнеров не помнит точно, находился ли Гилберт в кабинете во время игры, а сам секретарь утверждает, что отсутствовал, однако его комментарий к заключительной позиции свидетельствует о явной осведомленности в отношении того, что происходило в партии.

Вот эта позиция.

clip_image003.jpg

Взглянув на доску, Гилберт высказывает мнение, что в свое время черным следовало брать белого ферзя на Ь6 слоновой пешкой, а не ладейной. Действительно, несколькими ходами раньше черные взяли белого ферзя на Ь6 пешкой «а»„ но как мог об этом знать Гилберт, если бы не следил за ходом игры? Однако секретарю удается доказать, что его наблю-дение основано исключительно на ретроспективном анализе заключительной позиции. Вот как выглядит ход рассуждений Гилберта:

«Известно, что белые начали игру без ферзевой ладьи, другая же их ладья, судя по заключительной позиции, могла быть взята лишь на одном из трех полей: hi, gl или h2. Далее, в ходе борьбы были взяты только две черные фигуры и сделать это могли лишь белые пешки, стоящие на е5 и сЗ, потому что никаким другим путем попасть на эти поля им бы не удалось. А что же произошло с белой пешкой «а». Поскольку из характера позиции вытекает, что она не могла взять ни одной фигуры или пешки противника, остается предположить, что она прошла до конца вертикали и превратилась в одну из фигур. Причем этот проход должен был произойти уже после того, как черные взяли своей ладейной пешкой одну из белых фигур на Ь6 (иначе белая пешка не смогла бы добраться до поля а8). Из сказанного ясно, что этой фигурой не могла быть ладья. Быть может, конь или слон? Но оба коня и оба слона белых сохранились на доске, а если предположить, что белая пешка, дойдя до поля а8, превратилась в коня или слона, то в силу характера заключительной позиции ясно, что эти фигуры так и остались бы стоять на поле а8. Следовательно, на поле Ь6 мог быть взят только белый ферзь».

Число прочтений: 1918

Назад